Выполняется запрос
КПРФ г.Москвы
Сталинградское отделение
Октябрь 1993 года: 25 лет спустя. Часть четвёртая.

В предыдущей статье мы писали о попытках ельцинской группировки удержать утерянную власть. Теперь мы расскажем, как «демократы» предприняли четыре попытки пойти на силовое свержение высших органов государственной власти.

Про танковый расстрел Дома Советов, произошедший 4 октября 1993 года, известно всем. Но при этом мало кто говорит о том, что до этого дня ельцинская группировка четыре раза предпринимала попытки направить свои формирования на штурм парламентской резиденции. Видя, что антиконституционный указ 1400 депутаты выполнять не собираются, «демократы» пытались несколько раз решить данный вопрос силовым путём. Мы расскажем об этом, опираясь на материалы воспоминания помощника и.о. министра обороны Владислава Ачалова, на книгу Олега Мороза «Так кто же расстрелял парламент» и на материалы сборника «Ельцин – Хасбулатов: единство, компромисс, борьба».

Первая попытка штурма

 

Первые тревожные сигналы начали поступать вечером 21 сентября – после обнародования Б.Н. Ельциным указа 1400. Так, А.В. Руцкой и Р.И. Хасбулатов в своих ответных телевизионных обращениях к россиянам заявили, что ими уже получены сведения о том, что Дивизия внутренних войск МВД им. Ф.Э. Дзержинского уже приведена в движении. Оба деятеля сообщили, что в Москву направляются специальные подразделения внутренних войск, намеревающихся взять штурмом парламентскую резиденцию (Александр Руцкой уточнил, что тремя днями раннее Дивизия им. Дзержинского отрепетировала захват здания, взяв гостиницу «Москва»).

Однако на защиту Верховного совета почти сразу пришло от полутора до трёх тысяч человек. Потом численность защитников Конституции у парламентской резиденции только возрастала. Вполне возможно, что противоположная сторона, заметив стремительный выход людей к зданию ВС РФ, осознала, что применение силы для неё было бы опрометчивым поступком.

Тем не менее, этот вовсе не означало, что ельцинисты полностью отказались от мысли штурма здания. Так, поздно вечером на совещании ГУВД Москвы его начальник генерал-майор милиции Владимир Панкратов настаивал на немедленном захвате «Белого дома». Но санкцию на соответствующие действия должен был дать министр внутренних дел Виктор Ерин. Однако последний отказался от данного шага. Кроме того, позиция московского ОМОНа, отказавшегося участвовать в антиконституционных действиях, тоже повлияло на отказ руководителя столичного ГУВД от предложенной им меры.

Кремль также не покидали мысли открыть огонь по Дому Советов. Так, Б.Н. Ельцин через час после оглашения им указа 1400 отдал распоряжение командующего войсками Московского военного округа привести в полную боевую готовность 2-ую мотострелковую и 4-ую танковую дивизии, 27-ую отдельную мотострелковую бригаду и ждать команды на их ввод в столицу.

В условиях реальной угрозы штурма здания Верховного совета депутаты организовали штаб обороны. Тем не менее, ельцинские путчисты, заметив, что к Дому советов подходит огромное количество его защитников, откладывали штурм, а потом и вовсе отказались. Но не окончательно.

Вторая попытка штурма

Ельцинские мятежники всё же не оставляли попыток захвата резиденции Верховного совета. Так, 24 сентября Кремль предъявил парламенту ультиматум: к 16 часам изъять всё розданное оружие. В противном случае угрожали штурмом Дома Советов.

Сделаем небольшое отступление. Во-первых, у любого государственного ведомства имеется своя охрана. Во-вторых, с 21 сентября содержалась реальная угроза штурма здания. Ведь в августе 1991 года «демократы» раздавали оружие тем, кто пришёл на площадь Свободной России? Было. И тогда они объясняли это необходимостью отразить возможный обстрел «Белого дома». Так почему же, с их точки зрения, в 1993 году Верховный совет не имел право на оборону?. В-третьих. даже газета «Коммерсант», которая отнюдь не принадлежала к сторонникам парламента, в те дни опровергла домыслы, будто оружие раздаётся бесконтрольно. В газете подчёркивалось, что речь идёт лишь о вооружении сотрудников Департамента охраны Верховного совета. Словом, ничего криминального в этом не было.

Тем не менее Руслан Хасбулатов и Александр Руцкой всё же отдали приказ складировать оружие. Разумеется, многие настороженно отнеслись к соответствующему решению, но начали его выполнять. Словом, начали делать то, что потребовал от них Кремль. Но чем дело закончилось? Упоминавшийся нами Иван Иванов в своих мемуарах писал, что был свидетелем того, как  к вечеру Владиславу Ачалову (руководитель штаба обороны Дома Советов и и.о. министра обороны) из ельцинского окружения поступила информация, согласно которой на 22 часа был назначен штурм здания.

Вот так вот. Защитник Конституции выполнили то, что требовали от них ельцинисты. Но последние восприняли соответствующие действия как проявление слабости. Словом, они требовали складировать оружие, чтобы было проще взять парламентскую резиденцию «голыми руками».

После этого, по словам Иванова, Ачалов немедленно отправился к Хасбулатову  к Руцкому доложить о готовящемся штурме. В результате председатель Верховного совета и и.о. президента РФ отменили свой приказ о разоружении.

Даже такой либерал как О.П. Мороз не скрывает, что вечером 24 сентября все признаки говорили о том, что непременно произойдёт штурм здания. Так, вечером началось ужесточение пропускного режима у Дома Советов. Например, журналистов больше не пропускали на площадь возле «Белого дома», мотивируя это заботой об их личной безопасности. К зданию Верховного совета начали подтягиваться дополнительные силы милиции. А в 17 часов возле парламентской резиденции появились семь грузовиков с солдатами Дивизии внутренних войск МВД им. Ф.Э. Дзержинского.

 

Около 22 часов военнослужащие внутренних войск начали надевать каски, бронежилеты, получать оружие и колоннами по 50-70 человек перемещаться по границам территории, охраняемой сторонниками парламента.

Казалось, что прямо сейчас внутренние войска начнут штурм здания… Но его не произошло. Одни сторонники Верховного совета призывали солдат не идти против собственного народа, другие угрожали, что если продвинуться вперёд хотя бы на один метр, то в них полетят камни.

Скорей всего, увидев твёрдое намерение защитников парламента оказать сопротивление, ельцинские силовики отложили штурм. Однако это был далеко не конец.

 

Третья попытка штурма

Вечером 26 сентября 1993 года в Дом Советов снова поступила информация о штурме здания, назначенного на 4 часа утра 27 сентября. Помощник и.о. министра обороны Иван Иванов в своих воспоминаниях пишет, что в 23 часа соответствующая информация поступила им по каналам МВД и Министерства безопасности. То есть, о готовящемся штурме «Белого дома» поставили в известность Хасбулатова  и Руцкого те ключевые сотрудники МВД и спецслужб, которые были против антиконституционного переворота. Выше мы писали, что таких людей даже среди членов коллегий силовых министерств было немало.

Как им удалось узнать соответствующее намерение ельцинских путчистов? Отнюдь не принадлежавшая к числу сторонников Верховного совета «Независимая газета» в те дни опубликовала информацию, полученную ею «из достоверных источников». По сведения газеты, вечером 26 сентября сообщение о готовящемся штурме Белого дома получил по спецсвязи оперативный дежурный МВД РФ (речь идёт о еринском МВД – прим.авт). Лицо, представившееся министром внутренних дел Андреем Дунаевым, сообщило, что 27 сентября в три-четыре часа ночи милиция и внутренние войска попытаются захватить Дом Советов. Звонивший предупредил, что неизбежным будет кровопролитие, поскольку защитники Верховного совета будут вынуждены открыть ответный огонь.

«Независимая газета» отметила, что «звонок можно было бы считать очередной шуткой телефонного террориста, если бы не одна деталь: номер телефона, по которому звонил «Андрей Дунаев», не значился ни в одном справочнике и был известен лишь очень узкому кругу из руководства МВД».

Что же получается? Они извлекли уроки из сорвавшегося штурма 24 сентября, когда поставили в известность парламент. В результате защитники Конституции подготовились к отражению атаки. Поэтому теперь путчисты решили нанести удар в спину, совершив «вероломное нападение». Поэтому и позвонили в МВД, чтобы сообщить о своих планах  и чтобы не допустить утечки информации.

Но, как известно, значительная часть заместителей Грачёва, Ерина и Голушко отрицательно оценивала указ № 1400. Но все члены коллегии правоохранитеьных ведомств – как руководители милиции и органов государственной безопасности, были поставлены в известность о готовящейся акции. Вот они и предупредили парламент о грядущем штурме.

Иван Иванов пишет, что не только от силовиков поступили соответствующие сведения. По его словам, к Александру Руцкому приходили сложивший депутатские полномочия и перешедший на сторону Ельцина Сергей Степашин, Григорий Явлинский и другие «посыльные» Кремля с уговорами «сдаться на милость Ельцина, так как ночью будет штурм».

События, разворачивающиеся в ночь с 26 на 27 сентября, словно свидетельствовали о неизбежности атаки со стороны внутренних войск. Так, в час ночи Р.И. Хасбулатов сообщил журналистам, что согласно имеющимся у него сведениям, штурм начнётся даже через полчаса. Он также сказал, что руководство Верховного совета обратилось к населению, поддерживающего парламент, с призывом прийти на защиту «Белого дома».

Между 2 и 2.30 ночи телеканал CNN дал в эфир интервью Хасбулатова и текст его обращения на фоне кадров прямой трансляции манёвров в окрестностях Дома Советов и приготовлений к атаке внутренних войск МВД.

К отражению штурма все были готовы. Так, эвакуировали в подвал здания пожилых граждан, женщин и детей. О.П. Мороз пишет, что информагентства сообщили, что во всех подъездах и на лестницах помещения Верховного совета заняли позиции вооружённые автоматами сотрудники Департамента охраны парламента и активисты Добровольческого полка, сформированного для защиты Конституции. Всем находящимся в помещении раздали противогазы на случай химической атаки.

В Доме Советов рассчитывали на содействие ряда армейских частей, командиры которых обещали оказать поддержку. Казалось, что в случае штурма надо будет продержаться около часа.

 

В свою очередь, Иван Иванов пишет, что на улице построился полк защитников парламента. Он отметил, что в 20 метрах за спиной на их глазах вплотную к забору стадиона «Красная Пресня» придвинулись автоматчики ОМОНовцы в касках и бронежилетах. Потом произошло отключение уличного освещения и одновременное включение прожекторов. Сделано это было людьми из штаба еринского МВД, разместившегося в гостинице «Мир» и в здании столичной мэрии.

Как развивались события дальше, описывает Иван Иванов: «В эфир на коротких волнах вышла радиостанция «Белого дома». С балкона, несмотря на приблизившийся ОМОН и световые эффекты, продолжали на виду у всех выступать депутаты. Они с пылу – с жару зачитали поступившую в 3.15 в ответ на услышанные по эфиру призывы о помощи очередную грозную телеграмму из оргкомитета военнослужащих Северного флота. За тридцать минут до начала атаки – в 3.30, — депутаты решили встретить штурм заседанием Съезда. Очевидно, вся эта суета и решительные приготовления в последний момент привели к отмене приказа на штурм «Белого дома». Через час ОМОН отвели от ограды назад».

О.П. Мороз в своей книге пишет, что 27 сентября в 2.30 некто «Андрей Дунаев», звонивший вечером 26 сентября оперативному дежурному МВД РФ, снова повторил звонок. Он сообщил милицейскому оперативному дежурному, что защитникам «Белого дома» роздали пулемёты.

Таким образом, увидев, что защитники Конституции готовы к отражению нападения, путчисты снова решили перенести штурм парламентской резиденции.

Многим казалось, что пронесло и что удалось выстоять. Утром в Доме Советов воцарилась эйфория. Депутаты начали поздравлять своих сторонников с победой. А первый заместитель председателя Верховного совет РФ Юрий Воронин, выступая на заседании съезда народных депутатов, выразил благодарность сотрудникам МВД и Министерства безопасности, которые, по его словам, «своевременно предупредили о готовившемся прошедшей ночью захвате Дома Советов».

Но радоваться было рано. Просто ельцинисты решили взять небольшую паузу и сменить тактику. Руководство парламента это предчувствовало. Так, Р.И. Хасбулатов, отвечая на вопрос журналистов газеты «Советская Россия» 27 сентября 1993 года, заявил, что «опасность штурма… велика». Но он выразил уверенность, что российские офицеры исполнят свой конституционный долг, вспомнят подвиг декабристов и не дадут попрать достоинство Российского государства и Российской конституции. Председатель Верховного совета напомнил, что офицеры вспомнят слово, которое они давали, принимая присягу. А присяга говорит о соблюдении верности Конституции Российской Федерации.

Четвёртая попытка штурма

В ночь с 27 на 28 сентября 1993 года в Доме Советов все вновь ожидали штурма. Однако на этот раз ельцинское руководство МВД, видимо, решило не ставить в известность о готовящейся акции ни парламент, ни всю милицию. Ведь они уже знали, что значительная часть высокопоставленных работников правоохранительных органов против ельцинского переворота и что они, проинформировав депутатов о планируемом захвате парламентской резиденции, фактически сорвали планы ельцинской группировки. В результате в «Белом доме» узнали об этом и так подготовились к отражению атаки, что брать их было бессмысленно.

Поэтому, скорей всего, вознамерились ограничится тайным распоряжением.

Но как Верховному совету удалось узнать о готовящейся атаке на этот раз? Как произошла утечка информации?

Олег Мороз в своей книге «Так кто же расстрелял парламент» пишет, что когда была угроза штурма здания, парламентарии тщательно готовились к обороне. По его словам, «это свидетельствует о том, что… Хасбулатов и его соратники всякий раз довольно точно – «в пределах допустимой погрешности» – информировались кем-то о намерениях противоположной стороны».

Хотя Дом Советов был в блокаде, но журналистам с трудом удавалось пробиваться сквозь милицейские кордоны. По словам Олега Мороза, журналисты проникали в здание ВС РФ через оцепление, «используя явное переутомление милиционеров и солдат, а также то, что на разных участках оцепления степень жесткости режима была различной». Вполне вероятно, что им милиционеры и солдаты Дивизии им. Ф.Э. Дзержинского говорили о своём намерении взять штурмом «Белый дом», на основании чего они пропустить не могут. А журналисты сообщали об этом депутатам.

Так, корреспондент «Советской России» Надежда Гарифулина, когда брала 27 сентября у Руслана Хасбулатова вышеупомянутое интервью, сообщила, что когда она пробиралась в Дом Советов, стоящие в оцеплении ОМОНовцы ей сказали буквально следующее: «Куда Вы идёте? Сегодня мы будем штурмовать».

Так, 28 сентября в начале второго ночи по внутренней радиосвязи депутатов призвали собраться в зале заседаний Совета национальностей. Появившийся в бронежилете Р.И. Хасбулатов сообщил, что в здание может проникнуть «Альфа». Депутаты оставались в зале до пяти часов утра. Но, видимо, ельцинские «силовики», послав кого-то из своих на разведку перед штурмом, увидели, что все снова подготовились к отражению нападения и поэтому отложили захват здания.

Однако блокада парламентской резиденции значительно усилилась. Так, О.П. Мороз, ссылаясь на сообщение зарубежного агентства Франс Пресс, пишет, что в ночь с 27 на 28 сентября в района «Белого дома» прибыли дополнительные силы милиции и внутренних войск. Они установили водомёты и развернули заграждения из колючей проволоки (т.е. Спираль Бруно).

В свою очередь, радиостанция «Эхо Москвы» уточнило, что приказ о выдвижении в район парламентской резиденции и о его блокировании ночью получили все районные отделения милиции.

 

Телеканал CNN с утра показывал следующее изображение: вокруг Дома Советов конная милиция, пожарные автомобили, колючая проволока, солдаты внутренних войск в бронежилетах и со щитами. Добавить к этому факт отключения «Белого дома» от всех коммуникаций, а также то, что в него не пускали ни медикаменты, ни продовольствия, ни даже машины «Скорой помощи».  Всё это напоминало настоящий нацистский концлагерь.

Вот к чему пришли те, кто в 1987 – 1991 гг. громче всех требовал т.н. «демократии» (а в реальности – дезинтеграции страны, разрушения порядка и дисциплины, расхищения общенародной собственности и свободы грабежа, пафосно прикрываемых демократической фразеологией).

Они действительно готовились пойти на штурм

Действительно ли ельцинские путчисты планировали осуществить захват помещения Верховного совета 21, 24, 27 и 28 сентября? Может быть, это было не более чем психологическим воздействием, оказываемом на депутатов с целью принуждения их к скорейшей капитуляции? Можно было бы высказывать соответствующие предположения, если бы не фактическое признание министр внутренних дел Виктора Ерина в намерении захватить парламентскую резиденцию.

Так, Р.И. Хасбулатов в своей книге публикует всю стенограмму совещания ельцинского окружения, прошедшего в Завидово 2 октября. Соответствующие материалы ему передали депутаты. Они, в свою очередь, получили записку от информатора, направленного на собранное совещание Ельциным.

 

Б.Н. Ельцин спрашивает членов правительства, когда они наконец то наведут «порядок» в центре столицы. Некоторые в ответ начинают сетовать на «бездействие» МВД Виктора Ерина. Звучат призывы отдать приказ захватить здание Верховного совета. В.Ф. Ерин тут же отвечает, что он четыре раза отдавал соответствующее распоряжение. Но командиры внутренних войск и ОМОНа, по его словам, отказываются, ссылаясь на то, что стрелять не придётся ни в кого.  Более того, они, по словам министра внутренних дел, после формирования «полка Руцкого» не хотят погибать.

Стало быть, ельцинские мятежники фактически признались, что предпринятые ими четыре попытки штурма Дома Советов были реальностью. Однако они были вынуждены откладывать их.

Михаил Чистый

Наши мероприятия
07.12.2018
Набор в команду контроля за выборами!>>
14.11.2018
Круглый стол в ГД.>>
05.11.2018
КПРФ проведёт шествие и митинг, посвящённые 101-ой годовщине Великого Октября>>
24.10.2018
митинг против возведения памятника А.И. Солженицыну>>
24.10.2018
Начинает работу исторический лекторий при МГК КПРФ>>
16.08.2018
Встреча депутатов с избирателями.>>
29.07.2018
Красные в городе!>>
Видеоматериалы

Руки прочь от коммунистов Польши


Фотогалерея