Выполняется запрос
КПРФ г.Москвы
Сталинградское отделение
К 100 ЛЕТИЮ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ. ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

В предыдущей статье мы показали, что, вопреки домыслам, распространяемых антисоветчиками, корниловцы были не «патриотами», якобы «искренне обеспокоенными» стремлением «спасти Россию», а марионетками англо-французских империалистов. Известно, что последние (т.н. «союзники» по Антанте) отнюдь не стремились к процветанию нашей страны. Напротив, сколько крови они подпортили России. Кто как не они приложили руку к инспирированию хаоса в феврале 1917 года? Чья политическая клиентура в нашей стране проводила политику, приведшую к территориальной дезинтеграции России, к взлёту уголовщины, к развалу армии и к военным поражениям нашей страны? Данный тезис мы дополним аргументом, полностью доказывающем истинное намерение западных «демократий» превратить нашу страну в полуколонию. Так, согласно сообщению агента английской разведки Сомерсета Моэма, направленного в рассматриваемое нами время в Лондон, посол США в России Дэвид Фрэнсис заявил, что американцам «нужны марганец и медь из России!». Далее последовали такие слова: «Нужна сама Россия как рынок сбыта для наших товаров. Это Клондайк, русским только нужен кнут, чтобы здесь все завертелось!».

Однако на слуху до сих пор утверждения о «прогрессивном» Временном правительстве Львова – Керенского, якобы стремившегося «эволюционным путём», минуя «революционные потрясения», провести социальные и политические преобразования, приблизить Россию к принципам «цивилизованности», «законности», «свободы и демократии», ну и «любой ценой» достичь победы в мировой войне. Но соответствующие рассуждения, как правило, базируются либо на недостаточно полном обладании информацией о событиях 1917 года, либо на сознательном стремлении дезинформировать общество. В целом ряде предыдущих статей мы показали, в чём заключалась политика Временного правительства и чем она обернулась для России в реальности.

Мы проиллюстрируем два примера, показывающие абсолютно безнадёжное положение нашей страны, сложившееся к осени 1917 года. Сперва отметим, что разрушительные тенденции в экономической сфере к рассматриваемому нами времени настолько активизировались, что с каждым днём становилось очевидно, что огромная беда сильнее стучится в дверь. На это намекал В.И. Ленин в своей работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», подчеркнув, что «катастрофа невиданных размеров и голод грозят неминуемо». Он обоснованно отметил, что в силу того, что железнодорожный транспорт «расстроен» и «расстраивается все больше», «железные дороги встанут». Как следствие, «прекратится подвоз хлеба». Владимир Ленин отметил и разрушительную роль эксплуататоров в усугублении ситуации. По его словам, «капиталисты умышленно и неуклонно саботируют (портят, останавливают, подрывают, тормозят) производство». В итоге дело «дошло до массовой безработицы». Ленин заметил, на фоне чего это происходит: «в стране бестоварье, страна гибнет от недостатка продуктов, от недостатка рабочих рук, при достаточном количестве хлеба и сырья, — и в такой стране, в такой критический момент выросла массовая безработица!».

Между прочим, мнения других «сторон» идентичны. Так, мы процитируем оценку экономической обстановки в России, данной буржуазной газетой «День» (напечатана в выпуске от 6 августа 1917 года): «В то время как вся промышленность накануне краха, заводы закрываются или управление их переходит в руки правительства под влиянием непосильных расходов – на бирже акции тех же или таких же заводов без основания, без смысла взвинчиваются на десятки и сотни рублей, а миллионные разницы попадают ежедневно в карманы банкиров, темных дельцов кулисы (бывших биржевых зайцев) и спекулирующей публики».

Т.е., узкая кучка лиц, не занимающаяся абсолютно никаким производительным трудом, наглым образом высасывала все последние средства из общества и из государства. Всё безудержное веселье, вся роскошь, всё богатство спекулянтов были оплачены ценой каждого закрытого завода, каждого обнищавшего и голодающего труженика, каждого километра потерянной российской территории в результате поражений на фронтах.

В результате «демократических экспериментов», проводившихся «февралистами», система государственного управления (как в центре, так и на местах) оказалась разваленной настолько, что власть была неспособна выполнять абсолютно никакие функции. То, как жители Петрограда испытывали разрушительные последствия политики Временного правительства, проиллюстрировал американский журналист Джон Рид в своей книге «Десять дней, которые потрясли мир»: «Сентябрь и октябрь – наихудшие месяцы русского года, особенно петроградского года. С тусклого, серого неба в течение всё более короткого дня непрестанно льёт пронизывающий дождь. Повсюду под ногами густая, скользкая и вязкая грязь, размазанная тяжёлыми сапогами и ещё более жуткая, чем когда-либо, ввиду полного развала городской администрации. С Финского залива дует резкий, сырой ветер, и улицы затянуты мокрым туманом. По ночам – частью из экономии, частью из страха перед цеппелинами – горят лишь редкие, скудные уличные фонари; в частные квартиры электричество подаётся только вечером, с 6 до 12 часов, причём свечи стоят по сорок центов… штука, а керосина почти нельзя достать. Темно с 3 часов дня до 10 утра. Масса разбоев и грабежей. В домах мужчины по очереди несут ночную охрану, вооружившись заряженными ружьями».

Как видим, дело дошло до того, что даже в столице России жители испытывали острую нехватку электричества, топлива, свирепствовала организованная преступность. Что же в таком случае говорить об остальных городах и деревнях нашей страны?

Катастрофически дело обстояло и с обеспечением населения продовольствием. «Февралисты» не только не решили данную проблему, но и существенным образом усугубили её остроту. Масштабы продовольственного кризиса приобрели характер массового бедствия. Вот оценка происходящего со стороны Джона Рида: «С каждой неделей продовольствия становится всё меньше. Хлебный паёк уменьшился с 11/2 фунтов до 1 фунта, потом до ¾ фунта, ½ фунта и ¼ фунта. Наконец, прошла целая неделя, когда совсем не выдавали хлеба. Сахару полагалось по 2 фунта в месяц, но эти 2 фунта надо было достать, а это редко кому удавалось. Плитка шоколада или фунт безвкусных леденцов стоили от 7 до 10 рублей, т.е. по крайней мере доллар. Половина петроградских детей не имела молока; во многих гостиницах и частных домах его не видали по целым месяцам. Хотя был фруктовый сезон, яблоки и груши продавались на улицах чуть ли не по рублю за штуку…».

Дело кончилось тем, что длинные очереди за продуктами стали повседневной нормой. Свидетельства Джона Рида: «за молоком, хлебом, сахаром и табаком приходилось часами стоять в очередях под пронизывающим дождём. Возвращаясь домой с митинга, затянувшегося на всю ночь, я видел, как перед дверями магазина ещё до рассвета начал образовываться «хвост», главным образом из женщин; многие из них держали на руках грудных детей…». Известно, что все эти трудности начались отнюдь не при Временном правительстве. Джон Рид справедливо писал, что «ещё с 1915 года» «Россия начала приобретать» «способность стоять в «хвостах»». С того времени «хвосты» время от времени образовывались, «пока к лету 1917 г. окончательно не вошли в порядок вещей».

Какие трудности приходилось переживать народу в те очень страшные и крайне тяжёлые дни, просто передать невозможно! И на фоне всего этого находилась горстка проходимцев, устраивающих «пир во время чумы»! Те самые, которые на протяжении веков драли с людей труда три шкуры. Сперва они подвергали народ бесчисленным унижениям, полуголодному существованию. А теперь фактически отнимали у людей право на элементарную жизнь, намеревались во имя своих богатств пожертвовать даже единством и независимостью России – тем самым, во имя чего три года назад (в 1914 году – прим.авт.) призывали всех «закрыть глаза» на несправедливость внутри страны!

Про распад России, начавшийся после февральских событий 1917 года, про потерю всех плодов военных успехов 1916 года, про продвижение внешнего противника к столице в 1917 году общеизвестно. Но дело всем этим не ограничивалось. Намерение А.Ф. Керенского сдать Петроград немцам (якобы для «разгрома большевизма») фактически означало его готовность поставить крест на тысячелетней истории России. В таком случае внешний враг, воцарившись в нашей стране, непременно стал бы диктовать свои условия. Отметим лишь, что решение председателя Временного правительства, касающееся отправки наиболее боеспособных частей из Петрограда на фронт, ведшее к ослаблению столичного гарнизона, наводило на вполне конкретные мысли.

Впрочем, даже внешняя сторона действий Александра Керенского носила подозрительный характер и позволяла утверждать о подготовке им антигосударственных решений. В частности, следует принимать во внимание и открытое заявление главы Временного правительства Антанте о намерении России приступить к переговорам с Германией. Им были озвучены условия окончания войны. Они предусматривали согласие Франции на решение судьбы Эльзаса и Лотарингии путем плебисцита, предоставление Бельгии компенсации за счёт международного фонда, сохранение за Германией всех колоний, за США – Панамского канала, а за Великобританией – Суэцкого канала. Кроме того, речь шла о передаче проливов Босфор и Дарданеллы под английское управление.

Разумеется, это прямо не связано с подготовкой к сдаче Петрограда. Тем не менее, факт намерения заключить сепаратный мир налицо. А самое главное в следующем: то, во имя чего три года гибли русские солдаты, то, ради чего нём дополнительные лишения народ, теперь одним росчерком пера передавалось западным «демократиям»! И после этого находятся те, кто с упорством, достойным лучшего применения, продолжает талдычить, что, мол, если бы не Октябрьская революция, то Россия, дескать, получила бы проливы Босфор и Дарданеллы. Всё с точностью да наоборот.

Попытаемся ответить и на другой вопрос: во имя чего затевалось проведение соответствующих переговоров с немецкой стороной? С чего вдруг тем, кто совсем недавно трубил на весь мир о стремлении «продолжить войну до победного конца», внезапно потребовалась подготовка к заключению мира? Есть основание утверждать, что за этим стояла «двойная игра» — как со стороны западного империализма, так и со стороны его политической агентуры в нашей стране в лице Временного правительства. Во-первых, западные «демократии» намеревались законсервировать колониальную систему, сохранить свои владения в мире тем самым. Во-вторых, рассчитывали спасти резко пошатнувшееся положения проводников своих интересов в России. Вполне возможно, что именно поэтому они выступали за сговор Керенского с немцами. По крайней мере,  британский шпион Моэм в то время передал в Лондон информацию о том, что «на переговоры с немцами кабинет Керенского толкают американцы». Согласно его сведениям, наибольшее влияние на председателя Временного правительства России оказывал один из руководителей американского Красного Креста, офицер военной разведки Раймонд Робинс.

Вполне возможно, что у кого-те имеются сомнения по поводу злостных намерений Керенского. Однако мы можем заметить, что тогдашний военный министр  Александр Верховскийвспоминал, как ещё в начале октября глава Временного правительства поставил перед ним задачу заняться подготовкой плана «захвата немцами Петрограда». Керенский полагал, что немцы якобы подавят большевиков, затем будет заключён сепаратный мир и в дальнейшем они 9через «две-три недели») покинут столицу. Однако это наивные мысли. Мировой империализм никогда никому не помогает «за красивые глаза». Его вмешательство во внутренние дела независимых государств, поддержка каких-либо действий политических сил в разных частях Земного шара происходят отнюдь не на «безвозмездной» основе. Только в случае готовности политических ставленников западных империалистических стран пойти им на серьёзные уступки во внешней и во внутренней политики. Разве не это мы наблюдаем с середины XX столетия, когда политические силы, осуществляющие «цветные перевороты» при поддержке Вашингтона, в дальнейшем фактически подчиняют страны экономическим, геополитическим и прочим интересам США? Чем, например, обернулось задействование спецназовцев из западных стран в роли «таинственных снайперов» марионеточным ельцинским режимом во время столкновений в октябре 1993 года, а также украинскими «евроинтеграторами» во время стычек на Майдане в начале 2014 года? Условием соответствующей «поддержки» со стороны американцев мятежников стало усиление подчинения России и Украины интересам США. Примерно к аналогичному результату и привело бы вторжение немцев в Петроград осенью 1917 года.

Недаром Верховский призывал остальных членов Временного правительства обсудить данную идею, однако не был поддержан остальными министрами. План Керенского он передал большевикам. 21 октября (3 ноября) 1917 года был отправлен в отставку. Отказался открывать ворота для вторжения немцев в Петроград и будущий начальник Артиллерийского управления и Управления снабжения РККА генерал Алексей Маниковский, сменивший Верховского на посту военного министра.

Правда, некоторые могут сослаться на то, что после того, как большинство членов предпарламента, отклонив 24 октября (6 ноября) 1917 года план действий Керенского по разгрому большевиков и заключению мира (на известных условиях – прим.авт.), Керенский по окончанию заседания заявил о намерении Временного правительства подать в отставку утром следующего дня, опасность российской столице якобы миновала. Но это весьма поверхностный подход. Известно, что при сохранении власти капитала наиболее влиятельную роль (не важно, открыто либо в кулуарном порядке) играют именно «денежные мешки». Если бы в те дни большевики не пришли к власти, то кучка олигархов повлияла бы на формирование нового состава исполнительной власти. А про их предательский настрой было упомянуто в предыдущей статье (в частности, заявление С.Г. Лианозова о целесообразности вмешательства западных стран во внутренние дела России). По крайней мере, дальнейшие их действия (в первую очередь, объединение с иностранными интервентами в 1918 – 1920 гг.) показали, что они бы сотворили с нашей страной, если бы хоть на мгновение остались у власти.

В те дни в воздухе витало ощущение, что тысячелетняя история России как независимого государства вот-вот завершиться. И всё канет в бездну. По крайней мере, все признаки прямо говорили об этом. Экономики практически больше нет, промышленность рухнула, население на грани вымирания, армия разбежалась. В территориальном отношении страна рассыпалась словно карточный домик. В военном отношении Россия теряет позиции – одну за другой. Всё, что буквально несколько лет назад формально напоминало о величии нашего государства, кануло в лету. А руководящие лица, денно и нощно занимающиеся банальной говорильней, словно и махнули рукой на будущее нашей страны, согласились бросить её на растерзание западной буржуазии.

Но не тут то было! Активная деятельность большевиков, их борьба против грабежа трудящихся и раздела нашей страны мировым империализмом, плюс успех Октябрьского восстания 1917 года предотвратили развитие событий, которые вели дело к трагическому исходу.

Михаил Чистый

Наши мероприятия
14.12.2017
КПРФ возложит цветы к могиле И.В. Сталина и Ф.Э. Дзержинского>>
07.12.2017
Пикет за достойное образование.>>
28.11.2017
Праймериз, 2-й тур!.>>
14.11.2017
Начало занятий в Школе марксистско-ленинской философии>>
16.10.2017
Концерт посвященный 100-летию Великой Октябрьской Социалистической революции.>>
02.10.2017
Митинг-шествие>>
10.09.2017
Уведомлении о намерении проведения митинга по дольщикам>>
Видеоматериалы

Либо учим историю, либо будут новые Коли с Уренгоя!


Провокаторам не удалось сорвать пикет московских комсомольцев!
Фотогалерея